1 сентября (14 сентября по новому стилю) Православной Церковью празднуется церковное новолетие (начало церковного года), называемое также Началом индикта. История праздника связана с правителями Римской империи. Для сбора налогов императоры установили определённый период в несколько лет - индикт, в конце которого объявляли и собирали подать за это время с населения. В царствование Юстиниана I (527–565) начало индикта было установлено на 1 сентября. На Руси годовое гражданское летоисчисление велось с 1 марта. После принятия христианства в 988 году церковный календарь стал начинаться с  1 сентября, а в 7000 году от сотворения мира (1492 год от Рождества Христова) на Руси гражданский календарь стал также начинаться с 1 сентября. В 1700 году, царь Петр I ввёл в России новый гражданский календарь, согласно которому год начинался 1 января, но церковное Новолетие не исчезло. Богослужебные тексты вечерни, утрени и литургии, в которых Церковь просит в этот день у Бога благословение на начавшийся новый год, остались неизменными.

Тропарь дня

Всея твари Содетелю, времена и лета во Своей власти положивый, благослови венец лета благости Твоея, Господи, сохраняя в мире град Твой, молитвами Богородицы, и спаси ны.

 

Господь не возвестить только пришел о лете приятном, но и принес его. Где же оно? В душах верующих. Земля никогда не будет превращена в рай, пока будет существовать настоящий порядок вещей; но она есть и будет поприщем приготовления к райской жизни. Начатки ее полагаются в душе; возможность сему – в благодати Божией; благодать же принес Господь наш Иисус Христос – принес, следовательно, для душ лето приятное. Кто слушает Господа и исполняет все заповеданное Им, тот получает благодать и силою ее наслаждается в себе летом приятным. Это верно совершается во всех искренно верующих и действующих по вере.

Мыслями не наполнишь душу этою приятностию; надо действовать, и прият­ность вселится сама собою. Внешнего покоя может не быть никакого, а один внутренний, но он неотъемлем от Христа. Впрочем, всегда бывает так, что, коль скоро водворится внутренний покой, внешние беспокойства не имеют тяготы и горькости. Стало быть, и с этой стороны есть лето приятно; только снаружи оно кажется холодною зимою.

Феофан Затворник